среда, 6 января 2016 г.

КНР и РФ усиливают свое внимание на Афганистан...




Автор: Василий Санников



Деятельность РФ в отношении Афганистана

В последнее время российское руководство стало пристально отслеживать активизацию деятельности группировок «ИДТ» и ДАИШ в северных регионах Афганистана. Вероятнее всего, это обусловлено необходимостью принятия срочных мер по сохранению стабильности не только на территории Афганистана, но и граничащих с ним стран Центральной Азии.

Представители РФ регулярно проводят обмен мнениями по складывающейся ситуации с руководством Афганистана. Отмечается, что наиболее крепкие связи, российские дипломаты имеют с хазарейцами.

Вместе с тем, Россия обладает сильным лобби в политической элите Афганистана, включая команду главы правительства ИРА А.Абдулло и бывшего президента страны Хамида Карзая. В целом политическое руководство Афганистана намерено более тесно сотрудничать с РФ в военно-политическом и экономическом плане.

Однако, несмотря на имеющиеся предпосылки к улучшению взаимоотношений, руководство РФ само «тормозит» данные процессы, в связи с чем, в большинстве случаев российская сторона выступает в качестве наблюдателя.

Данное утверждение мотивируется в первую очередь тем, что даже страны ЦАР имеют более тесные экономические взаимоотношения с ИРА, нежели чем Россия.

В целом, военно-политическое руководство РФ занимает выжидательную позицию по Афганистану. Однако для достижения своих целей, руководство РФ лоббирует большую часть вопросов через посредников из числа стран членов ОДКБ, и в первую очередь Таджикистан.

По мнению афганских экспертов, в ближайшем будущем российская сторона вероятнее всего будет оказывать политическую и неофициальную военно-техническую поддержку, так называемому «Северному Альянсу».

На данный момент, реальным лидером на севере ИРА может быть только Ата Мохаммад Нур, бывший губернатор провинции Балх, де-факто контролирующий еще и близлежащие провинции.

Вместе с тем, он является формальным руководителем «Хезб-е Джамиат Ислами» (таджикская партия «Исламское общество Афганистана»), которая может стать основой для восстановления «Северного Альянса».

По разным оценкам, Ата Мохаммад Нур может собрать вооруженную группировку до десяти тысяч бывших боевиков (моджахедов).

Сама партия «Хезб-е Джамиат Ислами» находится в неплохих отношениях с шиитской партией «Хезби Вахдат», основой которой являются хазарейцы. На фоне противостояния суннитским радикалам, они всегда готовы воевать против них, что делает их наиболее боеспособными и идеологически мотивированными.

Места их компактного проживания в основном в провинциях Бамиан, Дайкунди и Гур, а также на севере Афганистана в провинции Балх.

Предполагается несколько вариантов, дальнейшей политики РФ в Афганистане:

- РФ может поддержать доктора А.Абдулло и будет повышать его авторитет, используя его в своих интересах;

- российская сторона рассматривает дополнительные варианты оказания влияния на действующее правительство Афганистана. Представители РФ ищут возможности для проведения переговоров с лидерами «кветтинской шуры», с целью получить определенное влияние на ИДТ;

- с целью достижения договоренностей с «кветтинской шуры» представители России вероятнее всего будут прибегать к помощи дипломатов КНР, которые неоднократно проводили переговоры с представителями «Движения Талибан» в г.Урумчи;

- российская сторона также может использовать кандидатуру А.М.Нура в качестве своего основного союзника, в связи с чем, российские дипломаты в ближайшем будущем вероятнее всего будут проводить с ним переговоры.

Деятельность КНР в отношении Афганистана

Высшее руководство КНР принимает активные меры по сохранению спектра своих интересов и влияния в Афганистане.

В первую очередь это касается обеспечения уровня безопасности, позволяющего реализовывать проекты по строительству транспортной инфраструктуры (автомобильных и железных дорог), а также газопровода из Туркменистана в Китай.

В этой связи китайская сторона намерена оказать помощь в военно-технической сфере.

По мнению экспертов, Китай готов обеспечить силы национальной безопасности Афганистана необходимой военной техникой, а также возглавить процесс по обучению и подготовки военнослужащих ИРА.

В конце октября 2015 года представитель оборонного ведомства Афганистана совершил рабочий визит в КНР, в ходе которого стороны подписали соглашение о двустороннем военном сотрудничестве.

Подобными действами китайские власти намерены снизить имеющееся влияние на высшее руководство ИРА со стороны США и Великобритании, которые активно продолжают приводить страну к очередной дестабилизации своим откровенным бездействием.

Данное утверждение обусловлено следующим:

- США и другие страны НАТО не намерены поставлять летальное вооружение в Афганистан объясняя свои действия тем, что опасаются возможности его захвата со стороны экстремистских группировок;

- Несмотря на сохранение своего присутствия в Афганистане, США перестали оказывать действенную военную помощь на территории страны, о чем говорит войсковая операция генерала Р.Дустума в уезде Гормач, провинции Фарьяб;

Авиация стран НАТО не нанесла изначально планирующегося урона находящимся в уезде боевикам ИДТ, что привело к большим потерям и срыву операции.

- Рост напряженности на территории севера Афганистана, увеличение недовольства действующим руководством государства со стороны населения, активизация деятельности ИДТ, переброска с территории Сирии и Ирака в Афганистан боевиков ИГИЛ заставляет высшее политическое руководство искать наиболее эффективных партнеров, которые могли бы стать гарантом безопасности их власти.

Кроме того, с целью оказания влияния на ИДТ, власти КНР сотрудничают с военно-политическим руководством Пакистана.

На данный момент, среди военной элиты Пакистана заметно растет влияние Китая, преимущественно в рядах высшего руководства межведомственной разведки ИРП (ISI).

Используя возможности «ISI», китайские власти намерены договориться с ИДТ, чтобы последние снизили свою активность в районах, где реализуются инфраструктурные проекты КНР.

Власти Китая продолжат проводить переговоры с высшим руководством Афганистана и Пакистана с целью сохранения их лояльности к КНР. В этой связи, китайское руководство намерено открыть финансирование не только в направлении выгодных для себя проектов, но и в сторону наиболее перспективные экономических проектов для Афганистана.