суббота, 16 января 2016 г.

Новейшая техника в ремонте...


Хорошо когда денег можно напечатать немеренное количество. Их и расходовать можно соответственно …
Быстроходные суда ВМС США, заказанные у компании Austal USA, не выдерживают ударов высоких волн. Как сообщает Bloomberg, об этом заявил глава управления Пентагона по эксплуатационной проверке и оценке Майкл Гилмор в письме конгрессу США.
Быстроходные экспедиционные суда-катамараны (Expeditionary Fast Transport, EPF) рассчитаны на перевозку приблизительно 545 тонн грузов и 312 человек личного состава на расстояния до 2,2 тысячи километров со скоростью до 80 километров в час. Они применяются ВМС США у берегов Африки, на Ближнем Востоке и в Сингапуре. США закупили десять кораблей подобного типа, каждый из которых стоит около 217 миллионов долларов. Пять из них уже эксплуатируются и еще пять находятся на стадии строительства.
По словам Майкла Гилмора, при строительстве кораблей «пришлось идти на компромисс в конструкции носовой части, по-видимому, чтобы уменьшить вес». В результате многие суда стали получать повреждения алюминиевого корпуса из-за столкновения с волнами. Однако даже при усилении носовой части она может быть повреждена высокой волной, указал Гилмор. По его мнению, EPF не должны выходить в море при сильном волнении либо ходить на низких скоростях.
Первое судно EPF, закупленное в 2012 году, после испытаний в неспокойном море потребовало ремонта на сумму 511 тысяч долларов. Ремонт каждого из трех следующих кораблей обошелся в 1,2 миллиона долларов. Пятое судно также ожидает устранения повреждений.
Кроме того, по данным докладчика, слабым местом EPF оказались электрогенераторы, которые выходят из строя быстрее положенного срока. В ряде случаев время их работы составило всего 208 часов вместо обещанных 8369.
Но это еще далеко не все ...
Свернуть )

Однако стоит добавить, что в последнее время ВМС США не везет с испытаниями новых кораблей. 1 августа на вооружение американского флота поступила АПЛ «Джон Уорнер» класса Virginia, которую пафосно называли «самым смертоносным оружием США». Через недель у этого «смертоносного оружия» были обнаружены серьезные неисправности патрубков парогенераторных установок и «Джон Уорнер» встал на прикол. А вместе с ним ушли в доки на ремонт и другие новейшие лодки этого класса — «Миннесота» и «Северная Дакота».


Исправление неполадок, обнаруженных в текущей версии катапультного кресла Martin-Baker US16E истребителей F-35 Lightning II, потребует по меньшей мере около двух лет, сообщает Defense News. При этом в ВВС США уже заявили, что военные прикладывают все усилия, чтобы сократить этот срок хотя бы на год. Действующее ограничение по массе тела летчиков, допущенных к управлению F-35, не планируется снимать до конца 2018 года.
В настоящее время британская компания Martin-Baker, американская Lockheed Martin и специалисты министерства обороны США занимаются разработкой двух исправлений конструкции катапультного кресла: реализацией режима малой массы летчика (выпуск основного парашюта после катапультирования будет производиться с задержкой) и установкой увеличенного заголовника (будет надежно фиксировать голову летчика в момент отстрела кресла и при раскрытии парашюта). Кроме того, планируется снизить массу шлема летчика.
Предварительные испытания исправлений уже произведены и, по словам разработчиков, «выглядят многообещающе». Чем обусловлен столь длительный срок исправления недостатков, не уточняется. С осени прошлого года в ВВС, ВМС и Морской пехоте США действует запрет Пентагона, согласно которому управлять истребителями F-35 запрещено летчикам с массой тела меньшей 61 килограмма. Пока под такой запрет попал один человек, имеющий допуск на тип F-35.
В августе 2015 года американские военные провели испытания систем катапультирования F-35, по итогам которых выяснилось, что катапультное кресло летчика и шлем во всех версиях истребителей F-35 представляют потенциальную угрозу здоровью или даже жизни летчиков. Военные выяснили, что при катапультировании на малой скорости летчики с массой тела меньше 61 килограмма могут получать повреждения шейного отдела позвоночника. Для испытаний использовались манекены разной массы.
Американские военные также объявили, что возможно, риск повреждения шеи при катапультировании существует и для летчиков с массой тела менее 74,8 килограмма. Катапультирование летчика из истребителя F-35 происходит при помощи специального ракетного двигателя в кресле по специальным направляющим. При этом перегрузка составляет 12-14g. По данным испытаний, для пилотов с небольшой массой тела показатели перегрузки могут достигать 18g.

По информации агентства производитель этих истребителей — компания Lockheed Martin — получила новый контракт для исправления проблемы, возникшей «с модифицированными изменениями, связанными с топливным баком».
Эти работы оценены в 28,8 миллиона долларов. При этом компания находится на грани срыва контракта на поставку Пентагону обещанных F-35. Авиастроители не укладываются в сроки и для того, чтобы поддержать график выпуска 80 самолетов этой модификации, в декабре прошлого года компании дополнительно выделили 1,17 миллиарда долларов.


The Washington Post сообщила со ссылкой на попавший в ее распоряжение доклад специалистов сухопутных войск США (Армии), с 1995 года только в этом виде Вооруженных сил (ВС) Америки было прекращено выполнение работ по 22 программам создания новых видов вооружений и военной техники (ВВТ), 15 из которых были ликвидированы в течение последних 10 лет.
В общей сложности на закрытые программы из военного бюджета было бессмысленно израсходовано около 32 млрд. долл. Основная часть выделенных армии ассигнований была непродуктивно истрачена на реализацию целого ряда программ, включая такие крупные программы, как создание многоцелевого разведывательно-ударного вертолета «Команч» (RAH-66 Comanche) и «Боевые системы будущего»(FCS).
Основная часть из 32 бесполезно израсходованных миллиардов пришлась на вертолет «Команч» и на работы по созданию перспективных боевых систем. При принятии решения об открытии программы создания вертолета «Команч» он рассматривался как основной летательный аппарат армейской авиации, способный обеспечить «защиту цифрового поля боя». В его конструкции предполагалось использовать самые последние достижения в области развития авиационных технологий. Планировалось, что «Команч» будет недосягаем для средств ПВО противника и эффективно применяться как в ночных, так и в неблагоприятных погодных условиях, а радиус его действия значительно превысит аналогичные характеристики всех других вертолетов, состоящих на вооружении армии США.
В 2000 году этот многоцелевой разведывательно-ударный вертолет считался наиболее приоритетной системой оружия, которую планировало прибрести руководство министерства Армии США. Бывший заместитель начальника штаба Армии США генерал Ричард Коуди (Richard Cody) называл вертолет RAH-66 «наиболее гибким и маневренным» ЛА, который когда-либо производился в Америке. Предполагалось, что СВ постепенно закупят 650 таких вертолетов на сумму 39 млрд. долл.
Однако четыре года спустя реализовавшаяся в течение 20 лет программа, на работы по которой в общей сложности было потрачено около 8 млрд. долл., шесть из которых пришлись на 1995–2004 годы, была внезапно закрыта и вошла в число 22 программ, упомянутых в недавнем докладе армейских экспертов.
За досрочное закрытие этой программы компании Боинг и Сикорский, занимавшиеся разработкой вертолета «Команч», получили компенсацию в размере 700 млн. долл. Было построено два прототипа этого вертолета, которые в настоящее время находятся в Музее армейской авиации в Форт-Ракере. В результате закрытия этой программы Пентагон и министерство Армии США получили возможность перенаправить 15 млрд. долл. на другие программы и проекты. Начиная с 2004 года из этой суммы 2,2 млрд. долл. были потрачены на закупки БЛА, 2,2 млрд. – на ударные вертолеты AH-64 Apache и 1,5 – на ремонт и модернизацию транспортных вертолетов CH-47 Chinook.
Вместо вертолета «Команч» армейское начальство пыталось создать разведывательный вертолет ARH (Armed Reconnaissance Helicopter), но в связи со значительным превышением предусмотренных расходов эта программа тоже была аннулирована. Контракт на его создание был заключен в 2005 году. Однако его оценочная стоимость к июлю 2008 года выросла более чем на 40% и вместо 8,6 млн. долл. за единицу составила 12,3 млн. Кроме того, на два года увеличились сроки графика поставок. Ко времени закрытия этой программы на нее было истрачено 533 млн. долл.
Правда, Армии США в определенном объеме удалось компенсировать свои расходы на программу «Команч». Многие технологии, разработанные в процессе создания этой боевой машины, в настоящее время применены в вертолете AH-64D Apache Longbow Block III, серийное производство которого началось весной нынешнего года.


Программа создания семейства боевых систем под названием «Боевые системы будущего» (FCS), за восемь лет ее реализации поглотившая 19 млрд. долл. армейского бюджета, тоже оказалась бесперспективной. Разработка этой техники, включавшей самые различные виды средств ведения боевых действий, начиная с БЛА и кончая танками и гаубицами, была начата в 2003 году. При этом планировалось создаваемые новые танки, помимо обычных пушек, пулеметов и гранатометов, оснастить перспективным лазерным оружием для поражения легкобронированной техники и низколетящих целей. За время своего существования данная программа несколько раз изменялась и в 2009 году была окончательно закрыта.
Американская программа Future Combat Systems предусматривала масштабное перевооружение армии бронетехникой для воплощения концепции сетецентрических боевых действий. В частности, должны были широко использоваться беспилотные и робототехнические средства.


Фото:alternathistory.org.ua 


Из всей задуманной линейки — разведывательно-дозорная машина XM1201; танк XM1202 со 120-мм гладкоствольной пушкой; 155-мм самоходная гаубица XM1203; 120-мм самоходный миномет XM1204; бронированная полевая ремонтно-эвакуационная машина XM1205; боевая машина пехоты XM1206; бронированные медико-эвакуационные машины XM1207/1208 и командно-штабная машина XM1209.


Фото:alternathistory.org.ua 


До стадии воплощения в металле дошли лишь единицы, большинство же так и осталось в виде эскизных проектов. Сумма, в которую программа должна была обойтись бюджету, составляла более 300 млрд долларов.


Фото:alternathistory.org.ua 


На момент замораживания Future Combat Systems подрядчики успели освоить только 18,1 млрд. И несмотря на то, что вооруженные силы США все же получили некоторые передовые устройства, как, например, роботы-разведчики SUGV, общие результаты программы были признаны провальными.


Фото:alternathistory.org.ua 

Комментируя решение о ее прекращении, Роберт Гейтс заявил, что, по его опыту, намерение «поменять все разом и создать что-то абсолютно новое», как правило, заканчивается «дорогостоящей катастрофой», поскольку в военной сфере в отличие от гражданской революционные преобразования требуют огромных усилий и больших денег. В итоге программа «Боевые системы будущего» была полностью переделана, и в настоящее время в ее рамках предусматривается приобретение главным образом уже производимых образцов ВВТ. Часть ассигнований, выделяемых по этой программе, которая теперь фигурирует как программа модернизации Армии США, будет направляться на разработку некоторых видов новой техники. Однако к ним будут предъявляться более простые требования.
Остальная часть непродуктивно потраченного армейского бюджета пришлась на ряд более мелких программ и проектов министерства Армии, включая оперативно-тактический ракетный комплекс ATACMS (1,6 млрд. долл. за 11 лет) и 155-мм самоходную артиллерийскую установку Crusader (2,8 млрд. долл. за 8 лет). На все остальные закрытые 18 небольших проектов за 15 лет Армия потратила 2,4 млрд. долл.
Аналогичных данных о закрытии военных программ в министерствах ВВС и ВМС США, а также в Корпусе морской пехоты в открытом доступе не существует. Однако, по мнению американских специалистов, и эти ведомства за последние 15 лет впустую потратили значительные суммы своих бюджетных средств на реализацию программ, которые так и не были завершены.


Агентство по противоракетной обороне США (Missile Defence Agency) за последнее десятилетие потратило около 10 млрд на программы, которые затем были свернуты по причине неэффективности, пишет Los Angeles Times.
Провальным оказался проект плавучего радиолокационного комплекса SBX (Sea Based X-Band) стоимостью $2,2 млрд. При его создании Агентство по ПРО заявляло, что радар SBX не имеет аналогов и способен увидеть бейсбольный мяч над Сан-Франциско. Предполагалось, что комплекс сможет засечь ракеты противника, следить за их курсом и направлять американские ракеты-перехватчики. А главное, система должна была отличать настоящие ракеты от ложных целей.


Во время испытаний выяснилось, что зона видимости SBX слишком мала, а при возможном нападении его невозможно быстро настроить. В итоге радар бесполезен при наиболее вероятном сценарии атаки – при целом потоке ракет, среди которых есть приманки. Кроме того, SBX оказался очень дорогим и непростым в обслуживании. С 2013 года он практически постоянно находится в бездействии в Перл-Харбор.
 »Проект не только впустую потратил деньги налогоплательщиков, но и оставил уязвимость в обороне страны. Деньги, потраченные на него, могли бы пойти на наземные радары с более широкими возможностями для отслеживания ракет дальнего радиуса действия», — пишет издание со ссылкой на мнение экспертов.
Вот тут мы рассматривали этот радар подробнее - Sea-based X-band Radar

Нерациональными оказались и другие программы Агентства по противоракетной обороне, отмечает Los Angeles Times:
— Лазер воздушного базирования ABL (Airborne Laser). Оказалось, что дальность действия лазера невысока и оснащенные им самолеты должны будут непрерывно летать у границ противника, что делает их легкой мишенью для зенитных ракет. Программа стоимостью $5,3 млрд была свернута в 2012 году после десяти лет испытаний.


А вот наш проект лазера на самолете - У России снова появится боевой лазер?

— Кинетический перехватчик (Kinetic Energy Interceptor). Его предполагалось размещать на военных кораблях, однако он оказался чересчур громоздким. Кроме того, перехватчик должен располагаться близко к цели, что делает его уязвимым. Проект стоимостью $1,7 млрд закрыт в 2009 году после шести лет разработок.
— Многозарядный перехватчик (Multiple Kill Vehicle), призванный уничтожать ракеты противника вместе с «приманками». После четырех лет разработок не было проведено ни одного испытания и программу стоимостью около $700 млн отложили.
По словам экспертов, нерациональные траты связаны с неспособностью Агентства по ПРО анализировать альтернативные варианты и проводить независимою оценку стоимости проектов. Бывший глава Агентства Генри Оберинг, однако, заявил, что все неудачи – вина администрации Обамы и конгресса, которые не увеличили финансирование.