воскресенье, 13 декабря 2015 г.

ЗАКОНЧИЛАСЬ ЛИ ХОЛОДНАЯ ВОЙНА?



Закончилась ли Холодная война?

Принято считать, что холодная война «была похоронена на дне Средиземного моря» 2 — 3 декабря 1989 года на роскошном туристическом лайнере «Максим Горький» у берегов Мальты во время встречи президента США Джорджа Буша и Генерального секретаря ЦК КПСС (и ещё не президента СССР) Михаила Горбачёва. Так они, во всяком случае, объявили миру.
Но почему-то эта дата не воспринимается миром так однозначно, как, например, 8 — 9 мая 1945 года или 9 — 10 ноября 1989 года (ночь падения Берлинской стены). Можно ознакомиться со стенограммами этой исторической встречи на Мальте — и советской версией, и американской. Они оставляют двойственное впечатление.
Да, договорились Буш и Горбачёв, что прошлое быльём поросло, надо начать сотрудничество на основе «общечеловеческих ценностей». Но первый же вопрос Буша к Горбачеву был:
Когда прекратите помощь Кубе и Никарагуа?.
Для американцев холодная война всё ещё продолжалась в Латинской Америке. Шла она и кое-где в Африке…
В то же время посол США в Москве в те годы Мэтлок считает, что холодная война кончилась в декабре… 1988 года, когда Горбачёв в речи на Генеральной Ассамблее ООН отказался от термина «классовая борьба» и начал говорить о «неделимости безопасности».
А вот в окружении Бориса Ельцина полагают, что холодную войну окончили именно они 1 февраля 1992 года на вашингтонском саммите. Тогда обе палаты Конгресса аплодировали Ельцину как «освободителю от коммунизма».
А так ли это на самом деле, и был ли вообще конец так называемой «холодной войны»?

ПОНЯТИЕ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ» И ГЛАВНЫЕ ПРИЧИНЫ ЕЁ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

Для начала разберёмся, откуда взялся термин «хо­лодная война» и что он обозначает. Термин «Холодная война» впервые ввёл в употребление представитель США в комитете ООН по атомной энергии Бернард Барух в речи в Палате представителей штата Южная Каролина 16 апреля 1947 года.
Закончилась ли Холодная война?
Началом «холодной войны» считается речь Черчиля в ходе его выступления в Фултоне (США) 5 марта 1946 года, в которой он охарактеризовал положение в мире, наступившее после окончания Второй мировой войны:
От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике на континент опустился железный занавес. По ту сторону занавеса все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы — Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Все эти знаменитые города и население в их районах оказались в пределах того, что я называю советской сферой, все они в той или иной форме подчиняются не только советскому влиянию, но и значительному и все возрастающему контролю Москвы….Коммунистические партии, которые были весьма малочисленны во всех этих государствах Восточной Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность, и всюду стремятся установить тоталитарный контроль. Почти все эти страны управляются полицейскими правительствами…За исключением Британского Содружества и Соединенных Штатов, где коммунизм находится в стадии младенчества, коммунистические партии, или пятые колонны, представляют собой все возрастающий вызов и опасность для христианской цивилизации.
Вот как определяет этот термин русский языковед С.И. Ожегов:
Это «политика реакционных кругов империалистических государств, заключающаяся в на­гнетании напряжённости, враждебности в отношениях с СССР и другими социалистическими странами.
Более современное определение звучит так:
Этап в развитии отношений Восток-Запад (1945 — 1991 годов), ха­рактеризующийся конфронтацией и повышенной враж­дебностью, недоверием друг к другу.

После победоносного окончания войны СССР стал играть одну из главнейших ролей на мировой арене. Свидетельствует об этом и участие нашей страны в соз­дании ООН, где СССР было определено место одного из постоянных членов Совета безопасности. Появляется и взаимное недоверие между Советским Союзом и США :
CCCP обеспокоен ядерной монополией США, а амери­канцы и англичане опасались советской армии — самой могущественной в мире. А также вышеуказанные страны запада были обеспокоены тем, что СССР начал терять облик врага. Рост симпатий к нашей стране зна­чительно возрос после победы в Великой Отечественной войне.
В общем, «холодные военные действия» начались со стороны Запада. Таким образом, выделяются две основ­ные причины возникновения «холодной войны»:
- расширение сфер влияния СССР (доктрина сдерживания социализма),
- стремление к расширению границ Советского Союза (доктрина отбрасывания социализма).

НА МАЛЬТЕ ГОРБАЧЁВ СДАЛ СССР СО ВСЕМИ ПОТРОХАМИ

Эта встреча открыто, «на свету» оформила, зафиксировала изменение хода истории, которое в тени произошло несколько раньше, а готовилось несколько десятилетий. На Мальте Горбачёв не просто сдал мировую соцсистему и Советский Союз. Он де-факто признал Запад хозяином Большой Системы «Россия» (на тот момент она называлась «СССР»).
В одиночку Горбачёв ничего разрушить не мог. Такое одиночке не под силу. Горбачёвская «перестроечная бригада» была ширмой и одновременно орудием целого блока внутрисоветских и западных интересов. К середине 1970-х в СССР партокартия уже оформилась как класс эксплуататоров — часть партийно-хозяйственной номенклатуры, спецслужб, крупные теневые дельцы. Они стремились поменять социалистический строй и стать собственниками общенародного на тот момент советского хозяйства.
Закончилась ли Холодная война?
Читайте статью «Первая и Вторая «Перестройка» — Хрущёва и Горбачёва — шаги одного пути развала СССР» http://inance.ru/2015/10/perestrojka/
Их союзником объективно выступали определенные сегменты западной верхушки. Причём, если представители государственно-монополистического капитала были готовы к длительному реальному сосуществованию, хотя и нацеленному в конечном счете на «конвергентное» разрушение СССР, то глобалисты-корпоратократы ставили на относительно быстрое разрушение Союза.
На рубеже 1970 — 1980-х годов в США и Великобритании к власти пришли ставленники крупной корпоратократии Рейган и Тэтчер. Они тут же развернули агрессивный курс против СССР как «империи Зла». Начался новый виток Холодной войны. Это усилило позиции «глобалистов» в номенклатурно-спецслужбистских кругах СССР. Процесс демонтажа социалистической системы посредством «горбачёвских реформ» ускорился.
На рубеже 1988 — 1989 годов североатлантические верхушки перехватили у своих советских «союзников» процесс демонтажа соцстроя, «дополнив» его ликвидацией СССР, то есть решением не только социально-экономической, но и геополитической проблемы. Эту задачу возложили на команду Буша-старшего, тесно связанного по линии йельских орденов, вроде «Черепа и костей», с рядом европейских, а возможно, и восточноазиатских закрытых структур аналогичного типа.
1989-й — год поражения той бригады в советском истеблишменте, которая хотела демонтировать только строй, не говоря уже о «реформаторах социализма» и «патриотах». Мальта-89 — символ их позорного проигрыша, оформленного горбачёвской капитуляцией.
Мальта-89 — победа коллективного Запада, частичный реванш той его части, которая была связана с Третьим, а затем и с Четвертым рейхом, а также тех сил на Западе (и в СССР), которые поставили задачу уничтожения исторической России как таковой. Ведь заявил же в одном из интервью член политбюро А.Н. Яковлев (участник мальтийского саммита!), что перестройкой они ломали не только коммунизм, но тысячелетнюю модель русской истории. Короче, Яковлев, как и Бжезинский, признал, что он и ему подобные боролись не против коммунизма и СССР, а против России и русского духа.
Как в 1940 году проговорился Черчилль, что Великобритания борется не с Гитлером и даже не с национал-социализмом, а с немецким духом, чтобы тот не возродился, т.е. борьба шла с духом Шиллера и Гёте. Надо понимать, что Яковлев как «мозг» горбачёвской бригады, руководимый с Запада, боролся против духа Ломоносова и Пушкина, Толстого и Достоевского. Вот в чём была цель «перестройщиков».

СЛУЧАЙНО ЛИ ВЫБРАЛИ ИМЕННО МАЛЬТУ ДЛЯ ВСТРЕЧИ БУША И ГОРБАЧЕВА?

Как правило, геоисторические изменения мирового масштаба и оформляются символически. Самый близкий нам пример: колыбелью царской династии Романовых стал в 1613 году Ипатьевский монастырь под Костромой. А кончилась династия спустя три века в Ипатьевском доме на Урале.
Германия в 1918 году подписывала капитуляцию в Первой мировой в том самом вагончике, в котором её подписывали французы в 1871 году, проигравшие франко-прусскую войну. Результатом той войны стала единая Германская империя. В 1918-м империю разрушили. Есть и другие примеры.
Версия историков и политиков символики мальтийской встречи такова.
Остров — «лежбище» могущественных мальтийских рыцарей, они же госпитальеры. Могущественный Мальтийский орден — давний посредник между Ватиканом, его финансово-разведывательными структурами и МИ-6, ЦРУ. Оператор связи и регуляции интересов, точка пересечения контактов старых европейских (Ватикан, итало-германская аристократия, Четвертый рейх/нацистский интернационал) и англосаксонских кругов. Под этим углом зрения Мальта может символизировать капитуляцию горбачёвской команды одновременно перед обоими главными сегментами коллективного Запада. Тем более, что на остров к Бушу Горбачёв прибыл из… Ватикана. Где встречался с римским папой Иоанном-Павлом II, известным русофобом Войтылой.
Мальтийской сдачей Горбачёв подписал приговор не только СССР и соцлагерю, но и себе. После саммита его звезда стала закатываться. Вскоре Ельцин выкинул Михаила Сергеевича из Кремля…

КАКИЕ УРОКИ МОЖНО ИЗВЛЕЧЬ ИЗ МАЛЬТИЙСКОЙ ИСТОРИИ?

Закончилась ли Холодная война?
Очень простые. По отношению к Западу — «не верь, не бойся, не проси».
«Не верь» — потому что обманут, что они и делали с российским руководством почти четверть века. Начиная с обещания Буша Горбачеву не расширять НАТО на восток. Впрочем, обманывают обычно того, кто сам обманываться рад.
«Не бойся» — потому что ни тогда, ни тем более сейчас Запад не настолько силен, чтобы обеспечить себе внешнеполитическую победу над Россией (в 1989 г. была не его победа, а предательская капитуляция Кремля)
«Не проси» — потому что дадут, и то под большой процент, что-то вроде троянского коня или, в лучшем случае, ненужную безделицу. Это отношение Запада к нам хорошо понимали предки. Ещё первый русский экономист-теоретик Иван Тихонович Посошков на рубеже XVII—XVIII вв. писал:
На немец (иностранцев — примечание ИАЦ) нам смотрить нечего: они нас обманывают, да деньги у нас выманивают, а самые правды никогда нам не скажут. Только предлагают нам всякие фигуры, на чом бы им излишние у нас деньги выманити, и привозят к нам дудки да робячие игрушки, да всякие напитки, чтоб мы купя да выссали; и на питье и на иные безделицы, кои купя да бросить, тысяч по сту рублёв и болши на кийдждо год выманивают.

КАКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПРОИЗОШЛИ В МИРЕ ПОСЛЕ МАЛЬТЫ-89?

Мы живём в другом мире. Главное изменение — исчезновение иллюзий по поводу Запада у тех, у кого они были, чем способствовали: постоянные обманы России по вопросу расширения НАТО, прямая натовская агрессия против Югославии, Афганистана, Ирака, Ливии, плохо закамуфлированная агрессия против Сирии и русского мира (Украина), беспардонная, супергеббельсовская ложь западных СМИ — всё это и многое другое отрезвило очень многих, за исключением, разумеется, только «пятой колонны», но и её кадровая база сильно поредела.
Послемальтийская эпоха показала со стеклянной ясностью: США, Великобритания, североатлантическая верхушка в целом ведут борьбу не против какой-то конкретной структуры русской истории, идеологии, а против исторической России — Русской цивилизации в целом, как бы она ни называлась, против России как культурно-исторического типа, в конечном счете — против русского мировоззрения и русских по духу. Последних, по мнению представителей североатлантической верхушки (Тэтчер, Блэр, Олбрайт и прочие), слишком много, территорией своей (особенно Сибирью и Дальним Востоком) владеют несправедливо, что задача русских — обслуживать газонефтяную трубу в интересах Запада. В этой борьбе с Россией и русскими североатлантические (то есть натовские) верхушки, как показывают история и опыт последних лет, готовы поддерживать кого угодно: нацистов, исламистов, террористов, хоть дьявола, главное, чтобы всё это было направлено против нас. И потому маршируют бывшие эсэсовцы по Риге, а бандеровцы — по Киеву.
Послемальтийская эпоха стала временем отрезвления и понимания, что на расчленении СССР Запад не хочет остановиться. На очереди — Россия. Грядёт битва за Евразию, прежде всего — за русскую её часть. «Хищники», «чужие» и их местная прислуга нацелились на нашу землю. Ну что же, как говорил Александр Невский: «Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет». Потому как (его же слова): «Не в силе бог, а в правде». А правда за нами. На том стоим — кто не слеп, тот видит — и ни шагу назад.

СЕЙЧАС ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И ЗАПАДА МОЖНО ЛИ НАЗЫВАТЬ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНОЙ»?

Для характеристики нынешних отношений между Россией и державами Запада многие политики употребляют старый термин «холодная война».
С распадом СССР однако мир не наступил, и уже через несколько лет был введён в употребление термин «холодный мир», обозначавший холодную войну-light. То есть без идеологического ожесточения и без всегда подразумеваемой угрозы А-бомбой, что было характерно для исходной холодной войны, но в остальном — на той же линии. Замена холодной войны на холодный мир была связана с тем, что все стороны нуждались в теплохладном перемирии.
Запад — для того, чтобы переварить новые приобретения, а их было немало. Обкорнанная либералами в 90-е годы Россия — для того, чтобы хоть как-то восстановить свои силы, ибо при том плачевном состоянии, в котором она находилась в 90-е годы, говорить об активном противостоянии другим державам было невозможно.
Содержанием того конфликта было противостояние двух держав — СССР и США; прочие были на подтанцовке и всерьёз на схватку сверхдержав не влияли.
Конфликт был редкостно долгим, продолжался сорок пять лет, и вроде бы завершился уникальным образом. Одна из сверхдержав самоликвидировалась, сделав хорошую мину при плохой игре и представив своё поражение как торжество мира, дружбы и нового мышления для нашей страны и для всего человечества.
Такое сочетание в обозримом будущем вряд ли повторится. Может быть лучше, может быть хуже, но в таком виде уникальная холодная война 1946 — 1991 годов принадлежит истории. Сейчас же вступает в основную фазу конфликт, которому только предстоит дать название — это конфликт концепций: русской и западной; исход же его предопределён тем, что русская концепция глобализации объёмлет западную, вписывает интересы западных людей в свою алгоритмику и предлагает действенные методы решения накопившихся проблем.
При этом нужно учесть, что сама эпоха известной нам холодной войны была внутренне весьма неоднородной. Издалека может казаться, что четыре с лишним десятилетия были выкрашены одном цветом, но только издалека (об этом цикл статей: http://inance.ru/2015/02/iuda/)
Несмотря на поражение в сражении длившемся 45 лет, Русская цивилизация начинает восстанавливать свои силы, начинается восстановление большой суперсистемы, которая частично развалилась при столкновении с Западным конгломератом. На этот раз качество управления в суперсистеме будет несоизмеримо выше за счёт согласования векторов целей её регионов и наличия собственной концепции управления, выраженной в определённой лексике. А это означает, что настоящая холодная война только начинается…
Источник →