вторник, 22 декабря 2015 г.

Приобретённая неполноценность: ещё раз о бандеризации Украины...



Атмосфера в украинском обществе была нездоровой всё время, сколько я себя помню. Не покидало ощущение постоянного давления – вялого, от которого можно было довольно легко избавиться: отмахнуться, отгородиться, проигнорировать, но всегда незримо присутствовавшего.

Я вырос в Киеве в абсолютно русскоязычной среде. Родители посчитали нужным отдать меня в хорошую, но украинскую школу. В классе вообще не было детей, прихавших из деревни, то есть все говорили на родном русском языке.

Тем не менее, нездоровое давление чувствовалось и там. В школе работало несколько учителей-уродов, делавших замечания тем, кто «забывался» и отвечал на уроках на родном, а не «державном» языке. Это было как нечто само собой разумеющееся, что, кстати, сильно повлияло на формирование как моего мировоззрения в целом, так и на отношение к идеологии «украинства» то есть галицкого нацизма.
Столь длинный экскурс в украинские школьные реалии конца 90-х нужен чтобы читатель не удивлялся тому, что творят бандеровцы с детьми сейчас.
«В Киеве в школе № 78 разгорелся языковой скандал…
…В анонимном обращении родителей говорится, что в украинской школе ребенок чувствует себя иностранцем из-за притеснения по языковому принципу.
По словам родителей учеников, притеснение выражается в том, что детям разрешают на уроках отвечать по-русскиИх водят на русскоязычные спектакли, занятия не по программе и праздники в школе также ведутся на русском, как и общение учителей и детей.
Также в доносе указывается, что в общении с детьми и на внеклассных занятиях учителя используют русский язык, говорится в сообщении. При этом в самой школе пока не комментируют ситуацию и запрещают детям общаться с журналистами. Руководство школы в своем отказе сослалось на необходимость для этого разрешения от Министерства образования».
Украинская система образования уже в 90-е, и тем более в 2000-е годы, была построена таким образом, чтобы основная масса учеников вышла из украинской школы если не со сломанной, то с повреждённой идентичностью. Результаты мы наблюдаем в Донбассе, где обе стороны воюют на русском языке. При этом одни остались нормальными русскими, а другие приняли фантомную идентичность и все сопутствующие проблемы: лютое отрицание самих себя и клиническую жестокость в отношении тех, кто не предал.
То, что сейчас названо «скандалом» ‒ норма моего времени. Родной русский язык царил везде, где не было власти чиновников из Министерства невежества и одичания (образованием это назвать нельзя). Опираясь на воспоминания о былых временах, инициатор скандала сочиняет сказочки:
«У меня теперь штук 50 обращений различных родителей детей из всех уголков Киева, но ни одной жалобы в Департаменте образования нет. Они все испуганы, безосновательно в страхе. Видите, насколько мощным может быть образовательное давление. Речь идет не о конкретном случае в 78-й школе, а о системе. Но родители даже боятся поднимать этот вопрос, так как их сразу назовут «нациками», «бандерами» и так далее».
Пятнадцать лет назад, когда Киев ещё не был нынешней укронацистской клоакой, большинство родителей просто отмахивалось от очевидного ущемления большинства по языковому признаку. Более того, возможность свободно пользоваться родным русским языком всюду, вне образовательного процесса, считалась аргументом в пользу того, что никакого ущемления на самом деле нет. Теперь всё совсем по-другому и сказочки о бедных украинских родителях, запуганных толпой озверевших киевских «ватников», просто нелепы.
Генеральную линию бандеровского режима выразил 19 декабря 2015 года во время акции под киевской прокуратурой нацист Николай Кохановский:



«Возможно, я слишком консервативный правый, но мы боермся с российской агрессией, мы боремся, по сути, с засильем поганой русской культуры на Украине, мы боремся с русским языком. Поэтому не годится на подобных мероприятиях выступать правым на русском языке. Никого не хочу обидеть, но через это москали… (неразбрчиво) нашу кровь. Если не знаете, учите украинский и выступайте на нашем родном языке»

Танцы вокруг языкового вопроса завершены, бубны давно отброшены за ненадобностью. Вытравливание русскости ведётся грубо и открыто. Вот памятка для учеников киевской гимназии №261, которые ещё не убили русского в себе:


1. 
Ограничивайте присутствие русского языка вокруг себя, откажитесь от всего русскоязычного насколько это возможно. Смотрите украиноязычные новости, читайте украиноязычные книги, слушайте украинскую музыку. Таким образом, наберётся не только пассивный языковой запас, но и настоящее открытие доселе неизвестной, невероятно богатой культуры. (Того, что свидомые считают истинно украинской культурой исчезающе мало. А то что есть, связано с сельским бытом образца 17-19 века и его постмодернистскими производными. – прим.авт.
2. Пишите электронные письма друзьям только по-украински. Уничтожить (Я ждал это слово! – прим.авт.) российскую раскладку клавиатуры  ‒ прекрасный способ избавиться от соблазна перейти на «русскiй язик». Не бойтесь, что русская раскладка когда-нибудь понадобится (Раскладки вообще не понадобятся, когда Руина избавится от наследия проклятого Совка в виде электростанций – прим.авт.). Буквы «ы» и «э» при необходимости можно набрать и без русской клавиатуры. Наградой за уничтоженную лишнюю раскладку станет быстрое переключение с английского на кириллицу.
3. Ищите украиноязычное общение. Начните с письменного – это легче (имеете время на обдумывание слов, чего нет, когда говорите в режиме реального времени). Пишите в Интрнете только по-украински. Посещайте украиноязычные форумы. Общайтесь в украиноязычных чатах. В маршрутке спрашивайте «зупинку», а не «остановку».
4. Будет сложно начинать говорить по-украински со знакомыми. Сначала начните говорить по-украински с незнакомыми людьми: в магазине, в троллейбусе, на улице. Будьте всегда готовы ответить по-украински на вопрос «который час?», «как пройти?». Прислушивайтесь к своей речи, работайте над ошибками. Сначала ваша речь будет казаться ужасной. Очень важно не испугаться этого и не думать о том, что подумает о васнормальный другой человек. Уже скоро вы будете говорить плавно.
5. Купите большой русско-украинский, а желательно ещё и украинский толковый словарь. Общаясь каждый день, вы встретите много слов, перевод которых вспомните не сразу. Не стыдитесь пользоваться словарём.
6. Найдите опытных украиноязычных собеседников (где ж их найти, если почти все национально-свидомые разговаривают на суржике? – прим.авт.), найдите круг украиноязычного общения. Говорите с украинцами, слушайте их язык это первые люди, с кем вам будет говорить легко. И не бойтесь допускать ошибки. Они всё прекрасно понимают. Много кто из них когда-то тоже говорил по-русски, проходил через то же самое, что и вы и помнит себя на вашем месте. Нечего стыдиться!
7. Остался наисложнейший и ответственный шаг – начинайте принципиально говорить по-украински с русскоязычными людьми. Заранее подготовьтесь к ответам на многочисленные вопросы знакомых, почему это вы вдруг заговорили по-украински. Не бойтесь выглядеть ненормальным в их глазах.Люди часто называют сумасшедшими всех, кого не понимают – им так легче. Не волнуйтесь. Вы в данном случае понимаете больше чем они. Непонимание старых знакомых с головой компенсируется увлечением и уважением незнакомых людей и новых знакомых, которые будут в восторге от красоты вашего языка и стойкости позиции.
Вам говорили, что невежливо разговаривать с человеком по-украински, если он говорит с вами по-русски? Забудьте о вежливости. Украинский язык будет мёртвым, если вы будете вежливыми со всеми. Вы будете говорить по-украински, чтобы они услышали, что на украинском языке можно говорить красиво. Большинство почувствует стыд из-за того, что не может говорить по-украински с вами. Это прекрасный повод для них задуматься над вопросом своей национальной принадлежности. 
Язык открыто рассматривается авторами методички не как естественный инструмент коммуникации, принятый в окружении ребёнка, а как оружие в борьбе с теми, кто не являются членами деструктивной украинствующей секты.
Зацикленный на «мове» сектант ненормален и вызывает отторжение у окружающих. Авторы пишут о восторге и понимании «братьев по вере», которые тоже через «это» прошли, но на практике неофит лишь напитается ненавистью к окружающему миру. Таким образом, ребёнку навязывается война – против своей семьи, друзей, общества, и в конечном итоге народа.
На выходе получается готовый материал для «АТО». Конечно, после первой пули, просвистевшей над головой, напускное украиномовие исчезнет, и каратель мигом вспомнит родной язык. Но при этом останется лютая иррациональная ненависть к себе и своему, добровольно приобретённому комплексу неполноценности.