суббота, 27 февраля 2016 г.

О грандиозном провале США в России...


USA_Fail

Четыре американских президента на протяжении более четверти века старательно пытались выстроить отношения с новой Россией. Джордж Герберт Буш-старший, Уильям Джефферсон Клинтон, Джордж Уокер Буш-младший и, наконец, Барак Хусейн Обама - все они внесли свою лепту в решение этой задачи. Каждый по-своему.

При этом стартовые условия были исключительно хороши. Россия действительно пыталась встроиться в западный мир, а слововестернизация пребывало в активном лексиконе наших политиков вплоть до начала второго десятилетия XXI века.

Но сегодня российско-американские отношения едва ли не хуже, чем у СССР и США в годы холодной войны, опросы общественного мнения показывают рост конфронтационных настроений с обеих сторон, подозрительность и настороженность берут верх, а лидеры ВПК двух стран потирают руки в предвкушении всё более щедрых заказов. Для американской дипломатии, кичившейся своим умением даже бывших врагов превращать в сателлитов, искусно инкорпорируя их политические и деловые элиты в сети своих институтов, это явный провал.

Такой диагноз американскому истеблишменту выносит американский же политолог Анжела Стент. Анализу причин этого провала она посвятила книгу The Limits of Partnership: US-Russian Relations in 21st Century. Весьма интересный взгляд на взаимоотношения наших стран с той стороны и более-менее честная попытка их анализа.

Если совсем кратко, то первопричину этого фиаско политолог видит в диаметрально противоположном восприятии самого факта распада СССР и краха Варшавского блока элитами обеих стран. США посчитали данное событие своей победой. В России предпочитали говорить о прекращении холодной войны и выходе из конфронтации, за который заплачена дорогая цена. Развал Советского Союза виделся нашим элитам как результат длинной цепи внутренних ошибок и даже предательства, а не как итог воздействия внешних сил.

Эта разница в интерпретациях каждый раз приводила к неразрешимому противоречию. Американцы, считая себя победителями, были убеждены в своём праве лидера и гегемона. Россияне, полагая себя прекратившей конфликт стороной, не сомневались в своём праве на особое, партнёрское и равное, к себе отношение. Но США, как минимум с окончания Второй мировой войны, в принципе не признавали равноправных партнёрств, видя себя в любых отношениях исключительно в роли ведущего.

На это накладывались разного рода личные факторы, которые в итоге сводили на нет даже тот небольшой прогресс в отношениях, что возникал каждый раз, когда Белый дом обретал нового хозяина. У Билла Клинтона таким фактором была Моника Левински, у Джорджа Буша-мл. - фамильная ненависть к Саддаму Хусейну, у Барака Обамы - личная симпатия к молодому и прогрессивному Дмитрию Медведеву и неприятие в связи с этим возвращения Владимира Путина в Кремль.

Со своей стороны, Россия при каждом американском президенте претендовала на особое к себе отношение, не подкрепляемое, впрочем, сколь-нибудь равным экономическим потенциалом. Также для русских было вполне логично, а для американцев - совершенно неприемлемо, существование некой особой зоны эксклюзивных российских интересов на постсоветском пространстве. Такое несоответствие ожиданий и реалий приводило к постоянным конфликтам, обидам и размолвкам.

Последние шли по нарастающей, при каждом новом президенте США становясь всё сильнее. Пока не вылились в нынешнее противостояние, самое серьёзное со времён холодной войны.

Ещё раз оглядываясь назад, на российский романтизм начала 1990-х и совершенно искреннее стремление дружить с Америкой можно лишь подивиться тому, с какой последовательностью, достойной лучшего применения, США превращали Россию из потенциального союзника в геополитического оппонента. Хотя могли бы действовать мудрее, тактичнее, гибче. Результат был бы лучше.

Или всё дело в том, что Америка дружить не умеет?